Почему оно так на рынке труда

img_2165-2В середине прошлого века, в период ускорения научно-технического прогресса и роста производительности труда, ведущие экономисты (например, Кейнс) прогнозировали наступление эпохи, в которую требуется гораздо меньше человеческих усилий для удовлетворения потребностей. Ученые считали, что постепенно произойдет уменьшение продолжительности трудовой недели, ведь нет необходимости производить так много продукции. Люди смогут посвящать больше времени творчеству и развлечениям.

Да, это произошло, но в другой форме. Суммарная продолжительность занятости в неделю уменьшилась в расчете на одного трудоспособного гражданина. Но, что парадоксально, при этом не изменилась длительность трудовой недели! Случилось вот что: для все возрастающей доли населения просто нет рабочих мест. Те, кто заняты, пытаются доказать свою необходимость, 40 часов находясь на рабочем месте и что-то делая. Суммарное количество рабочих часов остается прежним. При этом они совокупно производят ненамного больше продукции, ведь ее, по сути, уже избыток. Незанятые в экономике люди отнюдь не развлекаются, и не занимаются творчеством. Они скорее фрустрируют и оттачивают навыки нарциссизма и самопродажи.

Второй стороной этого парадокса оказывается тот факт, что компаниям нет необходимости нанимать высококвалифицированных сотрудников. Такие сотрудники требуют большие зарплаты, производя еще больше продукции, которая, по сути, не востребована экономикой. С точки зрения глобального работодателя выгоднее нанять выпускника вуза с низкой оплатой труда, ведь его навыков оказывается достаточно в условиях технологического прогресса и отлаженных бизнес-процессов. Время, проводимое на работе сотрудниками средней квалификации, в значительной части посвящено интригам, призванным закрепить текущее штатное расписание, оставить за собой незначительный, но «ключевой» участок работ — всё с целью сохранения своего рабочего места, и только.

Это происходит в развитых странах, а что у нас, в России? По сути, то же самое. Значительная доля производства принадлежит государству. В таких компаниях не приветствуется высокая производительность труда. В госорганах — тем более — царство посредственностей. Поскольку на происходящие наложились общие проблемы экономики, востребованными оказываются только продавцы (продающие никому не нужные излишки продукции) и эйчары по подбору продавцов (поскольку продавцы не выполняют таргеты, и ротация слишком велика).

Так мы приходим к наблюдаемому росту незанятых специалистов, которые оказались лишними в экономике. И это, вопреки ожиданиям, не мигранты, и не малообразованные люди. Конечно, незанятые высококвалифицированные профессионалы пребывают в растерянности: Как же так? Я, крутой парень, оказался никому не нужен со всеми своими навыками. Приглашают только на начальные должности, с низкой зарплатой! Да они ничего не понимают! Меня уже в сотый раз отклоняют с диагнозом overqualified.

Ну вот вам объяснение. Критикуйте.

И кстати, если вы спросите: и куда бежать? и где искать работу? — Из моего текста получается полная безнадежность: такого места нет… разве что на Марсе.